Чем сердце успокоится

Как ни странно, именно биологическая угроза привела к тому, что цифровизация мира вломилась в наше общество с неотвратимостью и энергией курьерского состава на сельской станции. Еще с полгода назад китайская система социального рейтинга нам казалась чудовищной и неприемлемой. А сегодня дня не проходит, чтобы я не подумала, эх, был бы социальный рейтинг в нашей стране, выписать бы этим долбодятлам, 100500 очков бана за антисоциальное поведение, быстро все бы расселись по карантинам и сидели, как зайчики. Думаю, в этих своих мыслях я далеко не одинока.

Тем не менее, многие все еще боятся цифрового будущего мира, полагая, что единственный вариант развития событий – цифровой концлагерь. Так ли уж страшен этот черт, как его нам размалевали. Да и черт ли он вообще, может, все-таки его незаслуженно оклеветали и это всего-навсего дух будущих времен. Давайте попробуем разобраться.

Есть ли альтернатива?

Перво-наперво следует ответить себе сами на вопрос. Есть ли возможность избежать цифровизации будущего? На мой взгляд, нет. Некоторые государства могут, ради эксперимента, вернуться в архаику и отказаться от цифры. Но они очень скоро отстанут в своем развитии. Да собственно, уже сейчас отказ от ИТ технологий возможен только при опускании на лестнице развития. А совсем скоро разрыв между остальным миром и этим условным государством будет настолько чудовищным, что его при желании поглотят любые окружающие государства, лишь приложив небольшие усилия. Даже самые смелые моджахеды не попрут против боевых роботов будущего. Ну, если только им не предоставят других боевых роботов. Но тогда это просто столкновение высокоразвитых соседей на твоей территории. Уже автоматический цивилизационный незачет.

И этот пример я, в общем-то, привела строго для порядка – рассмотрение всех сторон диалога. Думаю, людей, отрицающих неизбежность цифрового будущего сегодня нет. Вопрос лишь в том, каким оно будет.

Каким же?

Мне удивительно слушать, как некоторые наши современные теоретики, философы рассуждают о том, что приход цифровизации сам по себе способен создать социалистическое и даже коммунистическое справедливое общество, в котором не будет нужды в правительстве, в менеджерах компаний. Все станет по справедливости, производственные цепочки будут осуществляться и выстраиваться в автоматическом режиме, все заменит искусственный интеллект. Вдвойне удивительно и даже печально слушать это из уст людей, которые сами считают себя коммунистами (не теми клоунами, из КПРФ, которым в судебном порядке стоит запретить именовать себя коммунистами, а реальными приверженцами коммунистических идей). На мой взгляд, и я неустанно это повторяю, во всех общественных формациях главный вопрос – кто собственник средств производства. Именно этот фактор, являющийся базисным, формирует всю систему общественных отношений над собой – надстройку. Хоть зацифруй все экономические и общественные процессы, если конечным получателем всей прибыли этих цепочек будет небольшая группа, незначительная часть общества, все главные гешефты она будет оставлять себе. И не важно, будут ли это прямые частные собственники или это будут представители государственного аппарата, формально выступающие в интересах всего государства и якобы всего общества, чьи интересы они якобы и представляют. Чтобы представить тот цифровой мир, который будет создан в этом случае, нужно всего лишь ответить на несколько вопросов. Точнее, вопросов – то может быть бесконечное множество, и они будут возникать все новые и новые с течением лет и десятилетий. Но принцип ответов будет единым – все (или почти все, некоторые подачки, безусловно, будут, куда ж без них) в интересах малой группы и против интересов большинства.

Давайте рассмотрим только самые важные, большие вопросы.

Будет ли у общества доступ к контролю над получением и распределением прибыли от промышленности?

Сможем ли мы самостоятельно, путем голосования в рамках электронной платформы принимать законы и в целом регулировать правовое поле в интересах не власть предержащих, а в интересах большинства?

Будет ли у широких масс доступ к реальному управлению экономическими и социальными процессами?

И даже простенькое – сможем ли мы напрямую влиять на людей, ведущих антисоциальную деятельность? Вот, как сейчас, шляющихся на отдых в разгар эпидемии.

Думаю, понятно, что в том мире, где не мы владеем своей страной, на все вопросы будет получен ответ – нет.

Нам подачки не нужны

И с течением жизни такие вопросы будут возникать постоянно, и от того, кто реально владеет нашим миром, будет формироваться ответ на них. Здесь есть большой подводный камень. Эти элитные группки тоже ведь не совсем глупые, они легко смогут создать видимость участия в принятии решений. О, тебе дано право проголосовать, принимать ли конституцию или нет. О, ты имеешь право слушать пропагандистов по зомбоящику! Гордись. О, ты имеешь право служить в армии, которая пойдет в защищать наш бизнес в других странах! Как ты не рад? Да ты просто неблагодарный!

Чтобы не попасться в эту ловушку, мы должны четко представлять, как должен выглядеть тот цифровой мир, который мы сами создадим для себя, в интересах большинства.

Сейчас что-то стало можно писать воспоминания о будущем. Попробую и я себя в этом модном жанре.

Вспомним все!

В нем, в этом будущем, мы сами принимаем решение строить или не строить нам тот или иной завод. Куда направлять прибыль от продажи нефти и газа и продавать ли их вообще. Закрывать или открывать больницы, школы, театры. Сколько будут получать пенсионеры, кто и за что имеет право бесплатно получить квартиру, бесплатно поехать отдыхать. Будем ли мы помогать тем или иным странам и в каком размере. Примем ли мы в свой состав те или иные народы и на каких условиях. В этом, нашем цифровом мире тот, кто наиболее успешно руководит одним из народных предприятий, получает право перейти на более ответственный пост, накопив баллы управления и получив соответствующий уровень. И решать, кто займет ту или иную должность будет не ИванИваныч, а искусственный интеллект на основе данных личного дела, подтвержденных компетенций, полученных знаний, уровня успешности предприятия, которым руководит сегодня. А тот, кто с управлением не справился, опускается на ступеньку ниже, получив штрафные баллы за неуспех, ошибки, лень. Если это было случайностью, то он сможет стиснуть зубы и продолжить восхождение к вершинам ответственности. И не нужно никаких шоу с выбором лидеров, в которых побеждают неизвестно за какие заслуги и неизвестно зачем.

В нашем цифровом обществе суд будут осуществлять коллегии судей, отобранных в случайном порядке в соответствии с квалификацией и специализацией, находящиеся на расстоянии тысяч километров друг от друга, чтобы никто не смог их подкупить или запугать. А если найдутся меры воздействия на них и в таких условиях, мы быстро что-нибудь придумаем. Группа аудита системы (ну, пусть она так называется, мне очень нравится) обнаружит проблемный участок, на который поступает большое количество жалоб и возмущений и проанализировав проблему предложит выход из нее. Некоторые не согласятся, раскритикуют его и предложат свой вариант. Месяц на обсуждение и всеобщее голосование, в котором каждый член общества обязан принять участие. Все очень просто. Входишь в систему – таблица голосования. Отказаться невозможно. Конечно, не все хотят следить за всякими политическими и общественными делами, многие хотят просто жить. Они смогут передоверить управление своим голосом другим гражданам. Тем, кому они доверяют (спасибо за эту идею Андрею Школьникову). Но, в том случае, если этот человек проголосует не так, как вы хотели бы, вы можете забрать у него свой голос и передать его другому в любой момент. У вас всегда будет перед глазами таблица, в которой вы сможете увидеть, когда по какому вопросы как вы голосовали, самостоятельно или через доверенное лицо. Вернемся к судам. По итогам голосования было принято решение увеличить количество судей на  один процесс и сделать их данные закрытыми для участников процесса. Потом, мы сможем принять новое решение и отменить анонимность. Все-таки люди должны иметь возможность посмотреть в лицо тем, кто решает их судьбу. Кстати, за свой труд судьи, да и все остальные будут получать очки участия, назовем их трудочасами. И за труд будет считаться не только профессиональная деятельность, но и обучение, участие в общественно-полезном труде, например, в субботниках, работа на предприятиях и учреждениях, выполнение заданий и просьб. Например, бабушка Марьванна заболела и написала заявку с грифом срочно, что ей нужны лекарства. А еще лучше так. Марьванна имеет статус нуждающейся в защите и врач Ирина, как член гильдии медиков, имеющих доступ к формированию безусловных заданий (ну или проектов, как нам придумается), выписав ей лекарство, сама автоматом отправила заявку на его доставку из ближайшей общественной аптеки. Возможно, перед этим мы с вами приняли решение о том, что для таких стариков все лекарства бесплатно, возможно только часть бесплатно, а остальное спишется из пенсии Марьванны, размеры которой установили тоже мы с вами.

Студентка Зина из соседнего дома как раз проходила мимо аптеки, когда ей по принципу территориальной приоритетности прислали задание. Но Зина спешила домой, и выполнить заказ не смогла, отклонила его. Он ушел к следующему ближайшему человеку, ранее согласившемуся выполнять социальные заказы. Им оказался Олег. Он быстро заскочил в аптеку, где уже получили заявку и подготовили заказ. Олег получил отметку о получении заказа, занес Марьванне лекарства и получил свои 10 трудоминут. А в это время на газоне рядом с домом Марьванны робот-уборщик попал в ямку и перевернулся. Подняться самостоятельно не смог и послал запрос о помощи, который получили все находящиеся в радиусе 10 метров люди. Группа разгильдяев и двоечников из соседней школы не захотела помогать маленькому роботу и покатила его по тротуару вместо мяча. За что впоследствии получила 10 часов бана на всю гоп компанию. И заслуженно слетела в школьном соревновании. И поделом! Будут знать, как обижать маленьких помощников. В результате проделки часть ребят так сильно упала в школьном рейтинге, что утратила право участия в школьном трехдневном походе по достопримечательностям области, который обещал принести всем участникам по 100 баллов в игре «Познай родной край». А Леха, между прочим, в этой игре входил в тройку лидеров и вполне мог побороться за первое место, да и третье бы его вполне устроило, ведь это гарантированный выход на новый уровень и доступ к более интересным походам, новым друзьям, приключениям. Ох, придется Лехе выучить и сдать штук десять стихов Пушкина, чтобы заработать очки и подняться в рейтинге.

Все занятия в школе, где учатся ребята, проходят по специальным программам в компьютере под наблюдением преподавателя. Каждый изучает свой урок, ведь кто-то учится быстрее, а кому-то нужен облегченный курс. Он, конечно, дается гораздо легче, но и баллы в школьном рейтинге дает маленькие. Но можно выбрать предмет, который тебе легко дается, и сделать упор на нем, проходя остальные по упрощенке. А можно стараться все сдавать по максимуму. Каждый выбирает свою стратегию.

А между тем доктор Ирина, которая выписала Марьванне лекарства, уже направилась к другому своему пациенту. Там случай более тяжелый, чем у предыдущей пациентки. Стандартный лекарский ИИ болезнь распознать не смог, уж больно диковинные оказались анализы и анамнез. Поэтому вчера доктор поставила запрос на консультации ведущих специалистов региона. Они провели консилиум и не пришли к единому мнению, отправили историю болезни на более широкий круг специалистов и вот один молодой врач предположил у старичка одну очень специфическую болезнь. Для подтверждения диагноза нужно взять еще один анализ. Что сейчас и собралась сделать Ира. В заборе анализов молодой врач большой специалист. Она получила образование совсем недавно, по новой программе. Уже после того, как большую часть диагнозов стал ставить искусственный лекарь. Главное умение современного специалиста медика точно провести осмотр пациента и занести его анализы, жалобы, анамнез в карту. Поэтому в обучении Ирины и ее сокурсников главный акцент делался на внимательное отношение к пациентам, правильный осмотр и диагностику признаков той или иной патологии. Ирина была участковый врач-диагностик. Лечением простых случаев занимался ИИ, более сложные попадали в группы излечивающих врачей, в зависимости от специализации. Ирина была своеобразным посредником между системой лечения и больным. Вот и у Марьванны Ира просто внесла в цифровую карту температуру, результаты объективного осмотра, а уж ИИ выдал диагноз и назначения. Периодически схемы лечения менялись в зависимости от появления новых препаратов и технологий. Их вручную вносили в данные ИИ и он начинал ими пользоваться самостоятельно.

Вы спросите меня, все ли граждане той или иной страны являются членами этого цифрового общества? Нет, и в нашем XXII веке не все. Раньше, когда оно только создавалось, туда принимали вообще не всех. Тем, кто писали и говорили гадости про наше коммунистическое прошлое, кто принимал участие в разграблении народного хозяйства, кто работал на наших врагов, путь к нам был закрыт.

Да, начиналось все не просто. Те энтузиасты, которые начали строить цифровую артель, очень долго варились в собственном соку, мало кто о них знал, мало кто верил в их успех. Некоторые вообще считали, что они аферисты и очередная «пирамида». Они начинали с маленькой гостиницы на Алтае. Потом появилось мебельное предприятие, потом строительное подразделение, и заводик по производству стройматериалов. Потом они создали приложение на телефон, в котором учитывались все данные их предприятия, были придуманы удаленные работы, расписано какие работы сколько дают баллов. Создана система голосования при принятии всех решений. Потом, когда киберартель выросла, стало понятно, что все решения принимать общим голосование очень сложно и муторно, стали на всеобщее голосование выносить только самое важное. Все разбились на гильдии по интересам. Появился отдельный профессиональный рейтинг, который совсем не совпадал с общегражданским. Те, кто руководил производствами, кто открывал новые, вошли в промышленную гильдию. Врачи создали свою, юристы свою, художники свою. Те, кто хотел заниматься научной деятельностью, тоже создали свою гильдию. Ведь ресурсы кибарартели не безграничны, вкладываться тогда могли только в самые нужные и перспективные исследования. А кто решит, что наиболее перспективно? Гильдия. Те, кто имели склонность к торговле, создали большой магазин, в котором продавались вещи и продукты, произведенные предприятиями артели. В какой то момент в артель стали вступать представители буржуазного класса, у них выкупали предприятия за 80% от рыночной стоимости, такое было условие. Они могли вывести деньги и потратить на себя, а могли вложить в экономику артели. Те, чей вклад в КА был самым большим, получали 1000 трудочасов награды. Потом, чтобы стимулировать переток средств от буржуа в киберартель награждать 1000 трудочасами стали тех, кто входил в 1% наиболее щедрых вкладчиков. При этом, чтобы внести элемент игры, в расчетах каждый день сгорал 0,1% со счетов у тех, кто входил в этот процент. Итоги подводились в последний день месяца. Все старались внести деньги как можно позже. Но внести деньги можно было только в реальные проекты. Нельзя было положить просто так на абстрактный счет артели. Ты ведь внесением денег осуществляешь акт выбора, поддерживаешь ты тот или иной проект или нет. В самый разгар этой гонки шла настоящая война за проекты. На форумах творился натуральный треш. Почему мало проектов, почему мы не можем вложить деньги. Тогда гильдии подготовки и аудита бизнес планов буквально с ног валились. И все равно не успевали придумать, что бы еще такое построить, чтобы и инвестиций просило и прибыль в дальнейшем приносило. Понять этих толстосумов можно, они ведь не привыкли работать. Врачами они быть не могут, юристами тоже. Роботов по удаленке гонять тем более. А быть на нулевом общегражданском уровне им как то некомильфо. Вот и вливали они деньги, полученные от продажи своих бизнесов артели обратно в артель. Вариантов то других не было или полностью разориться или спасти свое положение таким образом. Те из них, кто действительно сам создавал свой бизнес, управлял им, был специалистом, сохраняли 5% в своих бизнесах и становились их директорами. Взамен получая деньги от продажи, возможность продолжить дело своей жизни, получить неограниченные инвестиции для его развития и перспективу карьерного роста. Некоторые становились потом региональными отраслевыми министрами, а некоторые и выше, как тогда это называлось, федеральными. Они получали уровень в гильдии предпринимателей в зависимости от количества работающих на предприятии. Это вначале вызывало нехилый ропот у тех предпринимателей, которые поднимались по лестнице гильдии от уровня к уровню. Но жизнь быстро расставила все по своим местам. Кто-то из новичков быстро сдулся и не смог подтвердить свой уровень, направив кривую статистики предприятия все ниже и ниже. А кто-то подтвердил свою квалификацию и стал уважаемым и авторитетным.  Им-то больше всего и нужно было подогнать свой общегражданский уровень к высокому профессиональному уровню. В этом процессе в наибольшем выигрыше оказались те, кто быстро раскусил эту фишку и пришли в киберартель первыми. Когда еще не поднялись до небес ставки  в гонке спонсоров, когда их бизнесы во внешнем мире хоть что-то стоили.

Киберартель занимала все большее и большее место в экономке и отказывалась сотрудничать с любыми предприятиями, которые не входили в ее структуру, постепенно разоряя и снижая их стоимость. В одном из городов, где местный олигарх был уж очень упрямым и не хотел вливаться в народную массу, было построено новое аналогичное предприятие, которое вступило в конкуренцию со  старым и выиграло, переманив сотрудников,  захватив рынки сбыта и перехватив поставки сырья, задрав до небес цены на них. Киберартель могла себе позволить сваливать сырье на склад, обеспечив себя им на десяток лет вперед, а этот «олигарх» не мог. За схваткой внимательно наблюдали и другие «жирные коты». Когда строптивец сдулся и пришел с предложением о продаже своего завода. Над ним только посмеялись. Его старый завод никому не был нужен. Он его просто закрыл.

Эта история придала существенной бодрости процессу перехода предприятий в собственность народа. Если раньше условия о выкупе в  размере 80% от рыночной цене вызывало бурю негодования, те теперь казались вполне приемлемым и даже разумным.

Сегодня народ нашей страны владеет всеми предприятиями, производствами, недрами страны. Прибыль, которую мы получаем мы делим между всеми товарищами в зависимости от заработанных за месяц трудочасов. Чем больше прибыль, тем дороже трудочас. В итоге каждый заинтересован в эффективности деятельности всего большого механизма, а режим перекрестных рейтингов вырабатывает постоянный азарт и желание вступить в соревнование и с коллегами, с сами собой, со временем. Нам удалось взять от капитализма его самую большую ценность – страстный азарт конкуренции, но направить его не на личное обогащение, как это было раньше, а на благо всего общества.

На том и прощаемся с вами, наши предки. Все будет хорошо. Вы держитесь там!

One thought on “Чем сердце успокоится

  1. First of all, you should answer yourself the question. Is there any way to avoid digitalizing the future? In my opinion, no. Some states may, for the sake of experiment, return to archaic and abandon numbers. But very soon they will lag behind in their development. Yes, actually, now refusal of IT technologies is possible only when lowering on the development ladder. And very soon, the gap between the rest of the world and this conditional state will be so monstrous that it can be swallowed up by any surrounding states, if only with a little effort. Even the most daring Mujahideen will not trample against the fighting robots of the future. Well, unless they are provided with other combat robots. But then this is just a clash of highly developed neighbors in your territory. Already automatic civilizational neglect.

    And this example, in general, I gave strictly for the order – consideration of all sides of the dialogue. I think there are no people denying the inevitability of a digital future today. The only question is how it will be.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.